О массовом умопомешательстве под именем "Крайон"

О феномене Крайона

Появляется человек, который говорит от имени некоего Крайона. Причем, физически Крайон не существует, его нельзя ни увидеть, ни пощупать, но есть Кэрол Ли, который слышит Крайона, предоставляет ему свое тело, и тогда Крайон может напрямую обращаться к публике или писать книги.

Крайон утверждает, что он не человек, а некое существо из-за границы нашего мира. Наш мир плох, полон зла (тьмы), но Крайон для того и пришел, чтобы помочь людям победить тьму. Победа наступит скоро, через несколько лет.
Несколько лет проходит, и Крайон откладывает окончательную победу над силами зла, потому что она уж очень похожа на конец света, а люди в большинстве своем к нему еще не готовы. Собственно, без Крайона они могут быть готовы только через миллионы лет, а, может, и никогда. Но Крайон сделает все, чтобы люди покинули этот мир с радостью и вновь превратились в ангелов, которыми они были до того, как добровольно согласились пожить на Земле. Все люди Земли прибыли на нее добровольно, а до этого они были абсолютно счастливыми ангелами. Если из некоторых людей вышли злодеи, то это произошло потому, что они не помнят, зачем явились на Землю, а быть злодеями им никто запретить не может. После вознесения на Земле останутся только плохие люди, хорошие ее покинут. Станут ангелами. (Нет, плохие тоже могут Землю покинуть. И им не будет никакого наказания, потому что они не ведали, что творили, но совершили подвиг, прожили жизнь на Земле. Они могут даже просто покончить собой, как и любой человек. Ничего страшного, даже хорошо. Сразу станешь ангелом, каким был изначально.)

В общем, Крайон несколько раз откладывал конец света, якобы, по просьбам публики. Ли разбогател, издал кучу книг, создал сеть организаций, признающих Крайона, обнаружил еще несколько людей, которые могут общаться с Крайоном. Ну, там много еще событий произошло, но, вообще-то, происшедшее напоминает довольно нескладную сказку, в которую почему-то беззаветно поверило множество людей. Причем никаких внятных доказательств своих слов Крайон, по сути дела, так и не представил. (Были им предъявлены какие-то странные феномены, которые не были подтверждены.) Как-то он указал даже точную дату, после которой его уже на Земле не будет. И даже объяснил почему. Но он этого не сделал. Ну, опять было какое-то объяснение в прежнем духе.
Крайон в своих речах демонстрирует неплохое знание оккультной тематики. Его транслятор Ли утверждает, что никогда этой темой не интересовался и ничего по ней не читал. Но проверить его утверждение нет никакой возможности.
Совершенно непротиворечиво можно считать Кэрола Ли мошенником с определенными актерскими способностями, который уже десятки лет морочит людям голову. В принципе можно предположить, что он искренен и действительно слышит голос Крайона, но определить, что такое Крайон, в принципе невозможно. Может это редкая психическая патология у Кэрола Ли, такая же странная, как была и есть у Билли Миллигана, который является носителем в себе одном 24-х отдельных личностей, разного пола, возраста, национальностей, бытовых привычек, таланта и религиозности.

Вообще-то, странно, что после стольких проколов, да, честно говоря, и довольно изрядных несуразиц в речах и книгах, все еще находятся люди, продолжающие верить в реальность Крайона. Ну, очень хочется, наверно, в бессмертие и в ангельском обличье.

Об обсуждении в блоге Акунина суда над Навальным и другими.

Борис Акунин в своем блоге напечатал довольно взволнованную заметку о суде над Навальным. Сказал даже, что стыдно всем и прокурору, и судье, и свидетелю. По поводу двух первых Благородное собрание очень сильно усомнилось.

Ну еще Акунин посетовал, что в нашей стране так и не произошло никакого покаяния за зверствования коммунистов, как это было у немцев. Да, было дело. Сдрейфил Ельцин, а может соратники прикрутили, компромат предъявили. В общем, дело темное. Правда, благодаря этой пародии на суд над КПСС диссидент Владимир Буковский накопировал редчайших архивных документов, написал на их основе интересную книгу. Ну, и на том спасибо.

Я решил написать свое мнение обо всех этих делах. Вот, что вышло.


Немцы и есть немцы, а русских какими-то лагерными ужасами не прошибешь. Немцы ужасались тому, что их соотечественники сделали с евреями, сознание у них перевернулось (они теперь евреев больше немцев любят), а русские, скорее всего, сказали бы, туда им и дорога. Репрессии, пытки, издевательства в лагерях не инопланетяне какие делали, а «свои», русские.

Воспоминания Бунина «Гегель, фрак, метель». «- Из нашей деревни некоторые переселяются в Москву. Приехала Наталья Пальчикова со всеми своими ведрами, ушатами. Приехала «совсем»: в деревне, говорит, жить никак нельзя, и больше всего от молодых ребят: «настоящие разбойники, живорезы»».

Какие там покаяния? Только Союз рухнул, откуда они наплодились эти бандиты, которые теперь «…лежат на кладбище не сами умерли, а все убиты»?

Боюсь, и Германия со временем растеряет свою национальную совестливость. Чувствуются задатки.
В каждом народе есть и плохие люди, и средние, и плохие хуже некуда. Устраиваются народы. И наш устроен. Плохо, но устроен.

В последнем романе В.О. Пелевина «Бэтман Аполло» есть глава «Щит родины», по-моему, она про Россию многое объясняет.

Ну, а Навального посадят и еще множество совсем неплохих людей тоже. Есть состав преступления? Сиди. И, что удивительно, и небеса не рухнут, и революция не начнется.
Недавно мне довелось недолго поработать в большом универсальном магазине. Я спрашивал у молодых продавщиц, у мерчендайзеров, у промоутеров ― это молодые все люди, до 20-22 лет (многие студенты). Они в большинстве не знают, что такое и когда была революция 1917 года. Думают, что Сталин был премьером у Ленина, многие думают, что президент сейчас Медведев, а что делает Путин путаются. Нет, кое-кто что-то приблизительно знает, но картина удивительная. И про войну знания примерно на том же уровне. Чуть постарше работники, бывает, знают еще меньше.
22-летняя охранница вообще не знала, кто у нас президент. Я спросил, ходила ли она голосовать. Вот ее точный ответ: «Мне за это зарплату не платят».
Я думаю, что это общее явление, потому что спрашивать я стал случайно и попал туда случайно. Кстати, к Путину практически все относятся положительно.

У Путина хватит ума и ловкости, чтобы обеспечить основной части населения некий прожиточный минимум. Поэтому в ближайшее время небеса не рухнут, можно не надеяться. В конце концов, всегда можно найти убедительного внешнего врага и на него свалить любые временные трудности.

Если мораль, совесть отсутствуют (а у правителя они отсутствуют по определению, читайте Макиавелли), то можно совершить любые самые чудовищные злодеяния, но себя-то максимально обелить.

Вот, портрет России, можете полюбопытствовать. http://yun.complife.ru/miscell/exodus.htm Автор, возможно, чуть сгустил мрак. Но мрак есть, тут не откажешься.

ПЕЛЕВИН СКАЗАЛ, ПОТОМ ЛИМОНОВ СКАЗАЛ. ЧИТАЙТЕ

ПЕЛЕВИН И ЛИМОНОВ В ПРЕССЕ

Прочел отрывок из нового романа Пелевина и, вдруг, реакцию на него Лимонова. В отрывке, оказывается Лимонов упомянут. Ну, я высказал свое мнение. Надо же иногда что-то в свой блог писать.

ОРЫВОК ИЗ РОМАНА В. О. ПЕЛЕВИНА

СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

Никто не станет отрицать, что это важная вещь.
Парадокс, однако, в том, что современная наука верит, будто человеческие мысли и чувства, в том числе ощущения социальной значимости и жизненного успеха — это результат электрохимических реакций в мозгу. Вернее, даже не результат — а сами эти реакции и процессы.


Короче, речь идет не о взглядах Пелевина, а о взглядах науки. Пелевин их сейчас, чувствуется, проанализирует.

При этом социальный успех признан учителями человечества вполне разумной целью для того, чтобы потратить на его достижение всю жизнь.

Что за учителя человечества?

То есть, с одной стороны, выходит, что социальная значимость есть определенная комбинация атомов в мозгу. А с другой — для достижения этой ничтожно малой по размерам и стоимости материальной конфигурации следует всю жизнь трудиться в так называемой «реальности» на непонятного дядю, перелопачивая огромные объемы материи. Есть в этом какой-то грохочущий абсурд.
Впрочем, это все та же самая hard problem, понимать которую людям запрещено.


Вообще-то, никакой проблемы нет. Мозги мозгами (кто о них много думает, кроме ученых), а карьеру хочется сделать по многим мотивам. Можно и полопатить, если есть смысл.

Интереснее другое.
Может ли вообще у человека быть «социальная реализация»? Разве это не фальшивый «хэппи энд» из американского фильма, за рамкой которого скрыты старость и смерть? Даже если социальная реализация будет размером с пирамиду Хуфу или яхту Стива Джобса, куда она денется после смерти реализованного?


Любит ВОП на пустом месте видеть проблемы. Разумеется, «социальная реализация» подразумевает некое состояние человека, которое не появилось у него прямо с рождения, но и появляется тогда, когда до смерти далеко. И, если не произойдет ничего экстраординарного, то останется и до смерти. После смерти, ясное дело, никакой социальной реализации у индивидуума нет, поскольку нет его. Ну, его, конечно могут вспомнить добрым словом, если заслужил действительно, но ему от этого ни холодно, ни жарко.

Как сказал в частной беседе св. Григорий Нисский, «человек же есть малое скоропреходящее зловоние». Но про этот аспект проблемы учителя человечества предпочитают не говорить — и вспоминают о нем только тогда, когда им проплачена реклама какого-нибудь кладбища или пенсионного фонда.

Надо было добавить «современные» учителя человечества. Да, к тому же, учителя эти, по всей видимости люди умные, ну, зачем специально заострять внимание на вони (чтобы под ней не понимать), когда, собственно, о ней и так всем отлично известно (ну, может, кроме Лимонова ― о нем речь ниже).

В российской прессе некоторое время назад происходило вялое переругивание каких-то персонажей на тему: «равен ли Лимонов Сахарову, Солженицыну и Бродскому — или такая претензия смешна?» Отвечаем — равен. И Солженицыну, и Бродскому, и Сахарову. И Копернику. И даже самому товарищу Сталину. И каждому по отдельности, и всем в сумме. А они, и каждый отдельно, и вся палата, равны нулю. То же самое относится к любому наполеону из любой кащенко, включая оригинальный французский бренд. Увы, это относится даже к произносящему эти слова — хоть он и Кавалер Ночи.

Судя по этому абзацу, персонаж произносит свою речь (или записывает) находясь в палате. А, поскольку он считает себя Кавалером Ночи, можно смело предполагать в какого рода лечебнице находится эта палата. Можно предположить, что сравниваются не известные люди, а пациенты, воображающие себя этими людьми. Но это так, предположение. Смысл речи ясен. Что известные люди, что пациенты перед лицом вечности, а в особенности того зловония, каким они все являются, равны нулю.

Произнесший эту речь человек проигнорировал внутренний мир человека, который напрямую не касается социальной значимости, но который в известной степени обесценивает пафос его заявлений. Пока я жив, во мне горит желанье. К нему уходят поезда. И мчится бабочка сознанья из ниоткуда в никуда. Как известно, одна такая бабочка нашла свою социальную реализацию в расклеивании революционных листовок. Барон Унгерн ее разбудил. Видимо, после этого ей пришлось снова искать социальную реализацию, ну, или обходиться без таковой. Тоже не велика беда.
Ну, и, вообще-то, ученые ошибаются по поводу приписываемой ими такой уж значимости электрохимическим реакциям в мозгу.


ТЕПЕРЬ О ЗАМЕТКЕ ЛИМОНОВА ПО ПОВОДУ ЭТОГО ОТРЫВКА ИЗ РОМАНА ПЕЛЕВИНА



Я всегда относился к писателю Лимонову отлично. Реплика его по поводу прочитанного им отрывка из нового романа Пелевина мне понравилась. Резко, откровенно, умно, наивновато, кое в чем глуповато, чуть с подлинкой, всё по-лимоновски.

Я люблю комментировать, идя по тексту, как я продемонстрировал это выше. Сейчас прокомментирую в свою очередь спич Лимонова.


Писатель и политик Эдуард Лимонов — о том, прав ли автор «Бэтман Аполло»



У меня есть ясное и трезвое впечатление, что писатель Виктор Пелевин намеренно воткнул в свой текст моё громкое имя, чтобы сделать пиар своему роману. Я понимаю, надо. Люди охотно читают об известных им современниках.

С манией величия у Лимонова всегда было всё в порядке. Упоминание его имени, хоть на процентик, да, рейтинг роману Пелевина поднимет. Кто бы сомневался? Остальные довольно спорны в этом отношении, надо признать, но Лимонов ― шаг верный.

Но вот контекст, в который Пелевин вбросил моё имя, сам по себе удручающе банален, и его никак не спасает цитирование позеленелого от веков Григория Нисского о том, что человек есть «скоропреходящее зловоние».
Оказалось, что вовсе не скоропроходящее, вот уж нет. За века, прошедшие по планете после Григория Нисского, человек могуче увеличился. Он поработил планету. Изуродовал её в угоду своему виду.


Ну, а дальше следует подробное изложение задушевных лимоновских представлений, от которых, надо думать, Пелевин уже в 7-м классе избавился. Тем не менее, мне их читать было очень приятно.
Сразу хочу подчеркнуть, что в этой речи Лимонов несколько изменяет себе в дидактических и риторических целях. Обычно он говорит исключительно о великом себе и в пример приводит великого себя, ну, разумеется, на фоне других, которые в лучшем случае к нему по достоинствам приближаются, а большинство существует в районе плинтуса. Здесь же Лимонов заговорил о человечестве и даже о роде человеческом. У плинтуса этот род или не у плинтуса, но свершения у него есть. И свершения такие, что можно и погордиться даже.
Я сейчас редко читаю Лимонова. Так получилось. Думаю, и его не минули мысли, что навевает преклонный возраст. Лимонову под 70. Человек он умный. Неверующий (как ни пытался он, под разными инородными влияниями уверовать). А потому понимает, что старуха с косой не за горами. И что тогда такому герою, как Лимонов, делать? Умирать в своей постели он еще лет 30 назад объявил западло. Ну, а какие варианты? Ладно, проблему личного умирания, я уверен, Лимонов решит не без блеска. Но суть-то не изменится. Прямо по Пелевину (Григорию Нисскому). Пожил, помер, недолго повонял.
Тем не менее, мерзота эта легко снимается простым трюком. Человечество! Род человеческий! Он-то вечен! Это раз. Науку и знания развил о-го-го! Собственно, не исключено, что скоро и бессмертие изобретут. Наука! Медицина! Ну, а если что, то и без бессмертия можно отлично обойтись. Надо прожить жизнь ярко, умереть с честью. При желании это можно осуществить без особых проблем и даже без вони. А, вот, умирая ликовать уже не за себя, а за будущее. Эх, какое оно прекрасное будет будущее. И можно предположить, что и настоящее приложило к этому немало сил. Детей нарожали, заводов и городов настроили, наука шевелится. Кто мешает на Марс полететь, а там туда и переселиться?
Сейчас есть пока проблемки: «…поработил планету. Изуродовал её в угоду своему виду». Бессмертие опять же не изобрели. Но это же решаемо. Обязательно решится.

Я читал эти восторженно-оптимистические строки и думал, что они мне что-то такое смешное напоминают. Вспомнил. В «Сказке о Тройке» бр. Стругацких есть персонаж, снежный человек Федя. Его в горах отловили в качестве чуда, а потом тройка его рационализировала. Он научился разговаривать, окончил школу, много читал. И очень проникся идеями прогресса на уровне 12-летнего мальчика. И, вот, в сцене в ресторане он возражает непомерно умному клопу-говоруну. Это совсем не беседа Лимонова с Пелевиным, но мысли Феди и его речи очень мне напомнили лимоноские. Клоп-говорун, кстати, Лимонова тоже напоминает, но на другом уровне и настроении.

Не могу удержаться, чтобы не процитировать, хотя цитата и длинновата.


Отрывок из «Сказки о тройке» А. и Б. Стругацких



«Мы с Эдиком заказали себе яичницу по-домашнему, салат из раков и сухое вино. Федю в кафе хорошо знали и принесли ему сырого тертого картофеля, морковную ботву и капустные кочерыжки, а перед Говоруном поставили фаршированные помидоры, которые он заказал из принципа. Съевши салат, я ощутил, что унижен и оскорблен, что устал как последняя собака, что язык у меня не поворачивается и что нет у меня никаких желаний. Кроме того, я постоянно вздрагивал, ибо в шуме публики мне то и дело слышались визгливые вскрики: «Ноги мыть и воду пить!.. У ей внутре!..» Зато Говорун, видимо, был в прекрасном настроении и с наслаждением демонстрировал Эдику свой философический склад ума, независимость суждений и склонность к обобщениям.

— До чего бессмысленные и неприятные существа! — говорил он, озирая зал с видом превосходства. — Воистину, только такие грузные жвачные животные способны под воздействием комплекса неполноценности выдумывать миф о том, что они — цари природы. Спрашивается: откуда взялся этот миф? Например, мы, насекомые, считаем себя царями природы по справедливости. Мы многочисленны, вездесущи, мы обильно размножаемся, и многие из нас не тратят драгоценного времени на бессмысленные заботы о потомстве. Мы обладаем органами чувств, о которых вы, хордовые, даже понятия не имеете. Мы умеем погружаться в анабиоз на целые столетия без всякого вреда для себя. Наиболее интеллигентные представители нашего класса прославлены как крупные математики, архитекторы, социологи. Мы открыли идеальное устройство общества, мы овладели гигантскими территориями, мы проникаем всюду, куда захотим. Поставим вопрос следующим образом: что вы, люди, самые, между прочим, высокоразвитые из млекопитающих, можете такого, чего бы хотели уметь и не умели бы мы? Вы много хвастаетесь, что умеете изготовлять орудия труда и пользоваться ими. Простите, но это смешно. Вы уподобляетесь калекам, которые хвастаются своими костылями. Вы строите себе жилища мучительно, с трудом, привлекая такие противоестественные силы, как огонь и пар, строите тысячи лет, и все время по-разному, и все никак не можете найти удобной и рациональной формы жилища. А жалкие муравьи, которых я искренне презираю за грубость и приверженность к культу физической силы, решили эту простенькую проблему сто миллионов лет назад — причем решили раз и навсегда. Вы хвастаетесь, что все время развиваетесь, и что вашему развитию нет предела. Нам остается только хохотать. Вы ищете то, что давным-давно найдено, запатентовано и используется с незапамятных времен, а именно: разумное устройство общества и смысл существования…

Эдик слушал профессионально-внимательно, а Федя, покусывая кочерыжку великолепными зубами, произнес:

— Я, конечно, слабый диалектик, но меня воспитали в представлении о том, что человеческий разум — это высшее творение природы. Мы в горах привыкли бояться человеческой мудрости и преклоняться перед нею, и теперь, когда я некоторым образом получил образование, я не устаю восхищаться той смелостью и тем хитроумием, с которым человек уже создал и продолжает создавать так называемую природу. Человеческий разум — это… это… — он помотал головой и замолк.

— Вторая природа! — ядовито сказал Клоп. Третья стихия, четвертое царство, пятое состояние, шестое чудо света… Один крупный человеческий деятель мог бы спросить: зачем вам две природы? Загадили одну, а теперь пытаетесь заменить ее другой… Я же вам уже сказал, Федор: вторая природа — это костыли калеки. Что же касается разума… Не вам бы говорить, не мне бы слушать. Сто веков эти бурдюки с питательной смесью разглагольствуют о разуме и до сих пор не могут договориться, о чем идет речь. В одном только они согласны: кроме них, разумом никто не обладает. И ведь это замечательно! Если существо маленькое, если его легко отравить какой-нибудь химической гадостью или просто раздавить пальцем, то с ним не церемонятся. У такого существа, конечно же, инстинкт, примитивная раздражительность, низшая форма нервной деятельности… Типичное мировоззрение самовлюбленных имбецилов. Но ведь они же разумные, им же нужно все обосновать, чтобы насекомое можно было раздавить без зазрения совести! И, посмотрите Федор, как они это обосновывают. Скажем, земляная оса отложила в норку яички и таскает для будущего потомства пищу. Что же делают эти бандиты? Они варварски крадут отложенные яйца, а потом, исполненные идиотского удовлетворения, наблюдают, как несчастная мать закупоривает цементом пустую норку. Вот, мол, оса — дура, не ведает, что творит, а потому у нее инстинкты — слепые инстинкты, вы понимаете? Разума у нее нет, и в случае нужды допускают ее к ногтю. Ощущаете, какая гнусная подтасовка терминов? Априорно предполагается, что цель жизни осы является размножение и охрана потомства, а раз даже с этой главной своей задачей она не способна толково управиться, то что с нее взять? У них, у людей, космос-мосмос, фотосинтез-мотосинтез, а у жалкой осы — сплошное размножение, да и то на уровне примитивного инстинкта. Этим млекопитающим и в голову не приходит, что у осы богатейший духовный мир, что за свою недолгую жизнь она должна преуспеть — ей хочется преуспеть! — и в науках, и в искусствах, этим теплокровным и не ведомо, что у нее просто нет ни времени, ни желания нет оглядываться на своих детенышей, тем более что это не детеныши даже, а бессмысленные яички… Ну, конечно, у ос существуют правила, нормы поведения, мораль. Поскольку осы от природы весьма легкомысленны в вопросах продления рода, закон, естественно, предусматривает известное наказание за неполное выполнение родительских обязанностей. Каждая порядочная оса должна выполнить определенную последовательность действий: выкопать норку, отложить яички, натаскать парализованных гусениц и закупорить норку. За этим следят, существует негласный контроль, оса всегда учитывает возможность присутствия за ближайшим камешком инспектора-соглядатая. Конечно же, оса видит, что яички у нее украли или что исчезли запасы продовольствия. Но она может отложить яички вторично, и она совсем не намерена тратить время на возобновление пищевых запасов. Полностью сознавая всю нелепость своих действий, она делает вид, что ничего не заметила, и доводит программу до конца, потому что менее всего ей улыбается таскаться по девяти инстанциям комитета охраны вида… Представьте себе, Федор, шоссе, прекрасную гладкую магистраль от горизонта до горизонта. Некий экспериментатор ставит поперек дороги рогатку с табличкой «Объезд». Видимость превосходная, шофер прекрасно видит, что на закрытом участке ему абсолютно ничего не грозит. Он даже догадывается, что это чьи-то глупые шутки, но, следуя правилам и нормам поведения порядочного автомобилиста, он сворачивает на отвратительную обочину, трясется по кочкам, захлебывается в грязи или в пыли, тратит массу времени и нервов, чтобы снова выехать на то же шоссе двумястами метрами дальше. Почему? Да все по той же причине: он законопослушен, и не хочет таскаться по инстанциям ОРУДа, тем более, что у него, как и у осы, есть основания предполагать, что это ловушка и что вон в тех кустах сидит инспектор с мотоциклом. А теперь представим себе, что неведомый экспериментатор ставит этот опыт, дабы установить уровень человеческого интеллекта и что этот экспериментатор — такой же самовлюбленный дурак, как разрушитель осиного гнезда… Ха-ха-ха! К каким выводам он бы пришел!.. — Говорун в восторге застучал по столу всеми лапками.

— Нет, — сказал Федя, — как-то у вас все упрощенно получается, Говорун. Конечно, когда человек ведет автомобиль, он не может блеснуть интеллектом…

— Точно так же, — перебил хитроумный клоп, — как не блещет интеллектом оса, откладывающая яйца. Тут, знаете ли, не до интеллекта.

— Подождите, Говорун, — сказал Федя, — вы все время меня сбиваете. Я хочу сказать… ну вот, я и забыл, что хотел сказать… Да! Чтобы насладиться величием человеческого разума, надо окинуть все здание этого разума, все достижения наук, все достижения литературы и искусства. Вот вы пренебрежительно отозвались о космосе, а ведь спутник, ракеты — это великий шаг, это восхищает, и согласитесь, что ни одно членистоногое не способно к таким свершениям.

Клоп презрительно повел усами.

— Я мог бы возразить, что космос членистоногим ни к чему, — произнес он, — однако людям он тоже ни к чему, и поэтому об этом говорить не будем. Вы не понимаете простых вещей, Федор. У каждого вида существует своя исторически сложившаяся, передающаяся из поколения в поколение мечта. Осуществление такой мечты и называют обычно великим свершением. У людей было две исконных мечты: мечта летать вообще, проистекшая из зависти к насекомым, и мечта слетать к Солнцу, проистекшая из невежества, ибо они полагали, что до Солнца рукой подать. Но нельзя ожидать, что у разных видов, а тем более классов и типов живых существ, великая мечта должна быть одна и та же. Смешно предполагать, чтобы у мух из поколения в поколение передавалась мечта о свободном полете, у спрутов — мечта о морских глубинах, а у нас — цимекс лектулариа — о Солнце, которого мы терпеть не можем. Каждый мечтает о том, что недостижимо, но обещает удовольствие. Потомственная мечта спрутов, как известно, свободное путешествие по суше, и спруты в своих мокрых пучинах много и полезно думают на этот счет. Извечной и зловещей мечтой вирусов является абсолютное мировое господство и, как ни ужасны методы, коими они в настоящий момент пользуются, им нельзя отказать в настойчивости, изобретательности и способности к самопожертвованию во имя великой цели. А грандиозная мечта паукообразных? Много миллионов лет назад они опрометчиво выбрались из моря на сушу и с тех пор мучительно мечтают снова вернуться в родную стихию. Вы бы только послушали их песни и баллады о море! Сердце разрывается на части от жалости и сочувствия. В сравнении с этими балладами героический миф о Дедале и Икаре — просто забавная побасенка. И что же? Кое-чего они достигли, причем весьма хитроумным способами. Членистоногим вообще свойственны хитроумные идеи. Они добиваются своего, создавая новые виды. Они создали водобегающих пауков, пауков-водолазов, а теперь во весь ход идут работы над созданием вододышащего паука… Я уж не говорю о клопах. Мы своего достигли давно, когда появились на свет эти бурдюки с питательной смесью… Вы понимаете меня, Федор? Каждому племени — своя мечта. Не надо хвастаться достижениями перед соседями по планете. Вы рискуете попасть в смешное положение. Вас сочтут глупцами те, кому ваши мечты чужды, и вас сочтут жалкими болтунами те, кто свою мечту осуществил давно.
— Я не могу вам ответить, Говорун, — сказал Федя, — но должен признаться, что мне неприятно вас слушать. Во-первых, я не люблю, когда хитрой казуистикой опровергают очевидные вещи, а во-вторых, я, все-таки, человек.
— Вы — снежный человек. Вы — недостающее звено. С вас взятки гладки. Вы даже, если хотите знать, несъедобны. А вот почему мне не возражают гомо сапиенсы, так сказать? Почему они не вступаются за честь своего вида, своего класса, своего типа? Объясню: потому что им нечего возразить.
Внимательный Эдик пропустил этот вызов мимо ушей. Мне было что возразить, этот болтун раздражал меня безумно, но я сдерживался, потому что помнил: Федор Симеонович смотрит сейчас в магический кристалл и видит все.

— Нет уж, позвольте мне, — сказал Федя. — Да, я снежный человек. Да, нас принято оскорблять, нас оскорбляют даже люди, ближайшие наши родственники, наша надежда, символ нашей веры в будущее… Нет-нет, позвольте, Эдик, я скажу все, что думаю. Нас оскорбляют наиболее невежественные и отсталые слои человеческого рода, давая нам гнусную кличку «йети», которая, как известно, созвучна со свифтовским «йеху», и кличку «голуб яван», которая означает не то «огромная обезьяна», не то «отвратительный снежный человек». Нас оскорбляют и самые передовые представители человечества, называя нас «недостающим звеном», «человекообезьяной» и другими, научно-звучащими, но порочащими нас прозвищами. Может быть, мы действительно достойны некоторого пренебрежения. Мы медленно соображаем, мы слишком уж неприхотливы, в нас так слабо стремление к лучшему, разум наш еще дремлет. Но я верю, я знаю, что это Человеческий разум, находящий наивысшее наслаждение в переделывании природы, сначала окружающей, а в перспективе — и своей собственной. Вы, Говорун, все-таки паразит. Простите меня, но я использую этот термин в научном смысле. Я не хочу вас обидеть, но вы паразит, и вы не понимаете, какое это наслаждение — переделывать природу. И какое это перспективное наслаждение — природа ведь бесконечна и переделывать ее можно бесконечно долго. Вот почему человека называют царем природы. Потому что он не только изучает природу, не только находит высокое, но пассивное наслаждение от единения с нею, но он переделывает природу, лепит ее по своей нужде, по своему желанию, а потом будет лепить по своей прихоти…

— Ну да! — сказал клоп, — а покуда он, человек, обнимает некоего Федора за широкие волосатые плечи, выводит его на эстраду и предлагает некоему Федору изобразить процесс очеловечивания обезьяны перед толпой лузгающих семечки обывателей… Внимание! — заорал он вдруг. — Сегодня в клубе лекция кандидата Вялобуева-Франкенштейна «Дарвинизм против религии» с наглядной демонстрацией процесса очеловечивания обезьяны! Акт первый: «Обезьяна». Федор сидит у лектора под столом и талантливо ищется под мышками, бегая по сторонам ностальгическими глазами. Акт второй: «Человеко-обезьяна». Федор, держа в руках палку от метлы, бродит по эстраде, ища, что забить. Акт третий: «Обезьяно-человек». Федор под наблюдением и руководством пожарника разводит на железном противне небольшой костер, изображая при этом ужас и восторг одновременно. Акт четвертый: «Человека создал труд». Федор с испорченным отбойным молотком изображает первобытного кузнеца. Акт пятый: «Апофеоз». Федор садится за пианино и наигрывает «Турецкий марш»… Начало лекции в шесть часов, после лекции новый заграничный фильм «На последнем берегу» и танцы.

Чрезвычайно польщенный Федя застенчиво улыбнулся.

— Ну, конечно, Говорун, — сказал он растроганно, — я же знал, что существенных разногласий между нами нет. Конечно же, именно таким образом понемножку, полегоньку, разум начинает творить свои благодетельные чудеса, обещая в перспективе Архимедов, Ньютонов и Эйнштейнов. Только вы напрасно так уж преувеличиваете мою роль в этом культурном мероприятии, хотя я понимаю — вы просто хотите сделать мне приятное.

Клоп посмотрел на него бешеными глазами, а я злорадно хихикнул. Федя забеспокоился.

— Я что-нибудь не так сказал? — спросил он.

— Вы молодец, — сказал я. — Вы его так отбрили, что он даже осунулся. Видите, он даже фаршированные помидоры стал жрать от бессилия…»


Я увидел, что Лимонов думает, что спорит с клопом-говоруном, а потому приводит доводы, напоминающие по сути и по стилистике речи Снежного человека Феди.

Человек научился врачеванию и живёт долго и держится крепко. Человечество размножилось до 7 млрд особей. У нас по-прежнему нет индивидуального бессмертия, но фактически бессмертен вид человеческий.
Вид человеческий полностью колонизировал планету и измышляет свои проекты проникновения на другие планеты.

Это скорее Господь-Создатель съежился и вообще незаметен на планете.
Бог не изобрёл даже мобильного телефона.


Это как сказать. Вполне можно предположить, что все, что делается именно так Богом и задумано. Собственно, это даже аксиома. Если Бог есть, то ничто не может делаться не по его воле. Так что, Вы неправы, Эдуард Вениаминович, мобильный телефон тоже произведение Господа Бога. Он его не изобретал, разумеется, воспользовавшись тривиальным способом ― используя человеков.

Человек изобрёл летательные аппараты, ядерную энергию, электричество и противозачаточные таблетки, а ещё виагру.

Про всё это тоже можно даже категорически утверждать, не было бы воли Бога, увидели бы Виагру, не говоря, уж, об остальном.

Пелевин стал в устарелую позу человекоуничижения, абсолютно устарелую в современные нам времена Апофеоза Человечества. Вид человеческий лихорадочно ищет своего Создателя и, я уверен, найдёт его.

Теперь хорошо бы вспомнить, о чем говорит Пелевин. Пожалуй, я бы не назвал утверждения Пелевина «человекоуничижением». У него иная мысль. Он, собственно, говорит о тщетности человека и всех его деяний. То есть, суть-то Лимонов верно уловил.
Лимонов живет во времена Апофеоза Человечества, а Пелевин с позиции взрослого дяди, поучающего наивного сопляка, развенчивает его наивные иллюзии и мечты. Да, еще лезет в самое нутро, в психологию.

Очень мне нравится гордое заявление Лимонова о том, что «вид человеческий лихорадочно ищет своего создателя». А, уж, об уверенности, что скоро найдет, я вообще молчу. Отличная мысль, правда, вызывающая естественные сомнения. Лимонов не дает этим сомнениям окрепнуть. Он берет дубину риторики, обильно смазанную пафосом, и заявляет прямо (я такого еще не слышал, честно говорю!), что, собственно цель человечества «найти Создателя, победить его, выпытать у него страшную тайну тайн нашего предназначения и затем, может быть, убить его. Чтобы самим стать Создателями».

Супер! Хоть и глупость на глупости, как ни верти, но звучит отлично. Я бы и сам с удовольствием чем-нибудь таким занялся, если бы был хоть какой-то шанс. Но шансов нет. Против Бога не попрешь. А я еще в него и не верю.

Я высказал твёрдую уверенность в том, что человек был создан Создателем, дабы употреблять в пищу души человеческие. Что души, о спасении которых так пекутся мировые религии, на самом деле — энергетическая пища сверхсуществ.

Чувствуется, чувствуется, кто-то основательно поездил Лимонову по мозгам, пока ему это окончательно не остофигело. Читайте: 6-я книга Кастанеды, «Дар Орла». Орел производит осознания, они живут (жиреют основательно, видимо), потом он их поглощает. Шанс пройти мимо орла есть только у очень не многих и очень крутых магов. Но даже у них идеи о том, чтобы прихлопнуть Орла даже не проскальзывает.
Ну, и в фантастике эта идея часто обыгрывается. Вся наша жизнь, страдания, наслаждения, особенно духовность, есть питание тех, кто нас разводит на прокорм.

А вот писатель Пелевин, оказывается, стал в старую добрую позу покашливающего старичка первых веков христианства и напоминает нам о нашей ничтожности. О бренности, суетности, о бессмысленности всякой активности.
Этим же занимаются уже тысячелетиями все мировые религии и нерелигия буддизм, проповедующая самостирание в Нирване. Тысячелетиями они уничтожают человека.


Если отбросить приписывание Пелевину позы, потому что это есть твердые и обоснованные убеждения одного из героев романа, в принципе, верно. Перед лицом вечности всё ноль. А лицо это никуда не деть. Ну, а религии этим пользуются. А как не воспользоваться?

Вопреки им мы становимся всё могучее и значительнее.
Мы вовсе не ничтожны. Мы сильные и опасные существа, сумевшие придумать язык, и письменность, и интернет, научившиеся передавать накопленные знания последующим поколениям. Мы построили всё же нашу Вавилонскую башню знания и тянемся к Богам с недобрыми намерениями.


Эти рассуждения напомнили мне рассуждения молоденькой супермодели перед зеркалом и после очередного успеха. Самолюбование с абсолютизированием того, что неизбежно и довольно скоро должно превратиться в прах.

Нет ничего, что не стало ничтожным, будучи не ничтожным. Сильный и опасный станет слабым и отвратительным. И побрякушкам придет срок, как и всей цивилизации. Много было цивилизаций. Практически и памяти о них не осталось. «Пред кем весь мир лежал в пыли, точит затычкою в щели».

Мы велики, коллега Пелевин, хватит игнорировать этот очевидный факт!

Мы ничто, уважаемый Лимонов, пора бы повзрослеть и осознать этот факт.

Бог значительно уступает нынче человеку в силе и могуществе.

Вам обязательно надо рассказать это Богу, то-то Он посмеется. Вижу, Вы не понимаете очевидного: разницы между конечным, пусть и сколь угодно большим, и бесконечным. Эх, завидую. Мне бы такое счастье.

Я видел Пелевина один раз, поскольку он бережёт себя от человеческих коллективов. (Ему не позавидуешь, как же без этих зловонных и скоропреходящих, особенно без девок-то худо?!)

Я думаю, что Пелевин избегает только популярности и общения с журналистами, а с прочими людьми (в частности с привлекательными женщинами) общается.

Я видел его, стоящего в темных очках ближе к выходу. Это был какой-то ранний юбилей журнала «Медведь», кажется, в 1998 году. Один из редакторов журнала показал мне Пелевина.
Я отметил что Пелевин похож на милицейского опера, из породы молодых.
Привет Вам, Пелевин!


В этом весь Лимонов. Ну, не может не сказать, хоть небольшую, но гадость. Написал бы сразу «пидора» из породы молодых, но понял, что это будет перебор через чур. Так о Пелевине нельзя. С чувством меры у Лимонова всегда было хорошо. А с опером почему не сравнить? Тем более, что Пелевин точно не опер, да, и на опера как-то не похож. На пидора, впрочем, тоже.

Поэзия, жизнь, смерть, Пастернак

В блоге Ольги Бакушинской я прочел заметку о стихотворении Бориса Пастернака, о творчестве, вообще. (http://bakushinskaya.livejournal.com/945712.html) Поскольку Бакушинская не разрешает оставлять комментарии тем, кто не числится в ее друзьях, а высказаться мне захотелось, то я написал небольшое эссе о стихотворении и как бы ответ на одну фразу в заметке Бакушинской. Эту фразу я поместил в эпиграф.

Орфография и пунктуация автора заметки сохранены.
ОЛЬГА БАКУШИНСКАЯ

Размышление о природе творчества

О, знал бы я, что так бывает,
Когда пускался на дебют,
Что строчки с кровью – убивают,
Нахлынут горлом и убьют!

От шуток с этой подоплекой
Я б отказался наотрез.
Начало было так далеко,
Так робок первый интерес.

Но старость – это Рим, который
Взамен турусов и колес
Не читки требует с актера,
А полной гибели всерьез.

Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.

В этом небольшом стихотворении Бориса Пастернака заложено столько глубокого смысла, что даже несколько не по себе. Дело в том, и я это, в сущности, уже давно поняла, а когда поняла и разозлилась, и испугалась. Потому что когда Бог(многие мои читатели в Бога не верят, так вы поменяйте на "дорогое мироздание" или "природа") знает, что у тебя есть хоть малююсенький творческий талант, ты себе уже не принадлежишь ровно на величину своего таланта. Вот эту твою часть, как куклу в театре марионеток, заставят любым способом исполнить роль. Если нужно, то разобрав на фрагменты и собрав в ином порядке. Если нужно, то оторвав ноги.
Я не могу сказать, что мои способности какие-то выдающиеся, но они есть, и те, что есть, в сущности определяли многое. Когда я в шестнадцать стала писать дневник в тетради в клеточку и кое-кому его показывать, так стало понятно, что надо развивать. Но я как-то очень легкомысленно вместо этого села перепечатывать Ленины черновики набело. Потому что в школе научилась ловко на машинке тарабанить - полезное качество. Шли годы, стало ясно, что я не собираюсь ничего с собой делать. Тогда меня тряхнуло по-взрослому. Ого как. Я даже начала с неплохих стихов, хотя ни разу не поэт. В сущности, потом я делала еще несколько попыток соскочить. Меня каждый раз трясли, перемешивали и возвращали к генеральной линии. Линии бывали разные, но это не суть. Суть в том, что никто и никогда тебя не спросит: "Что бы ты предпочел - талант или счастье?" Счастье многое производит, но редко творчество. Поэтому несчастий у тебя будет ровно столько, чтобы извлечь то, что из тебя можно извлечь.
Бывает, что отпускают? Ну вот, совершенно ясно, что у Никиты Михалкова был большой талант, а сейчас его отпустили на волю. Он свободен. Лучше ли это - не знаю. Может, для него и лучше, как посмотреть.
Теперь вернемся к стихотворению. Как вы думаете, чтобы написать такое, на сколько нужно себе не принадлежать? Да полностью. Гениальность вообще ни о чем не спрашивает своего обладателя, просто волочет его по камням, болотам, льду и горячему песку. Полагаю, что мой адок определенного таланта выглядит по сравнению с этим сущим раем.


ЭССЕ КОНЧЕЕВА А.С. ОБ ОДНОМ СТИХОТВОРЕНИИ БОРИСА ПАСТЕРНАКА

«В этом небольшом стихотворении Бориса Пастернака заложено столько глубокого смысла, что даже несколько не по себе». Ольга Бакушинская

Я несчетное число раз слышал эти стихи. Один мой приятель всегда их читал, слегка подвыпивши, и не уставал ими восхищаться. Я же чувствовал, что слова могучие, но смысл их казался мне даже нелепым, что ли?

Вообще-то, это, возможно, происходило оттого, что я больше слушал слова, ритм, отдельные пассажи, не пытаясь, собственно, проанализировать текст. Стихотворение, повторюсь, мне нравилось, но и раздражало ужасно. Я думал. Пастернак, поэт, обласканный властью, но под конец жизни ею же и предельно униженный. Жил на шикарной даче, не бедствовал, пользовался славой и народной любовью. На войну не попал, хотя вроде бы и порывался. Какие еще кровавые строчки у него горлом нахлынули?

Вчера я (или кто-то) почему-то произнес в своем (моем) уме фразу: «От шуток с этой подоплекой я б отказался наотрез…» Я не мог вспомнить, кому она принадлежит. Может, Высоцкому? Интонация в его духе. Наконец, Яндекс дал мне ответ. Заодно он и привел меня сюда. (раздел ЖЖ Ольги Бакушинской http://bakushinskaya.livejournal.com/945712.html )
Я решил внимательно прочесть стихотворение.
Ну, разумеется, обычная для Пастернака невнятица, предельно эффектно произнесенная. Но, действительно, гений.

О, знал бы я, что так бывает,
Когда пускался на дебют,
Что строчки с кровью – убивают,
Нахлынут горлом и убьют!

Ну, а сейчас откуда это известно? Судя по всему, поэт давно не в дебюте, но все еще жив. Как это они горлом нахлынут? Ну, положим, могут строчки нахлынуть и даже горлом, но с какой радости они должны убивать? Ну, и знал бы, так что, не стал бы поэтом? Ясное дело, что стал. Так о чем эта фраза? Я решил посмотреть шире, философски. Может, имеется в виду не поэтический дебют, а жизненный (дожизненный)? Мистическая такая подоплека? А строки вовсе и не строки, а все то, что выпадает в жизни. Можно так подумать, но как-то видится такая трактовка надуманной. Нет. Хорошо сказано, но смысла нет.

От шуток с этой подоплекой
Я б отказался наотрез.
Начало было так далеко,
Так робок первый интерес.

Может, это я такой отморозок, но эти строки мне не нравятся вообще. Ерничающий тон не вяжется с мрачным и тяжелым настроением стиха в целом. Но, с другой стороны, можно увидеть подтверждение мистической версии трактовки этого стихотворения. Ведь, если речь идет о поэтическом творчестве, то какой смысл в «отказе наотрез»? Что за интерес? Почему робкий? Пиши себе стихи и пиши. Ну, понятно, служение музе и т.п. Надумано это все. А, вот, «начало было так далеко» в мистическую версию отлично укладывается.

Но старость – это Рим, который
Взамен турусов и колес
Не читки требует с актера,
А полной гибели всерьез.

Ну, тут уж все сказано прямым текстом. Старость!!! Да, старость. Это, действительно, суровый Рим. Тут уж не будешь болтать чепуху, разводить турусы на колесах. Пастернак не зря и поговорку переиначил, чтобы передать то, насколько сурова в его глазах старость. И, уж, тут точно читка никакая неуместна (1), нет репетиций, исправлений, игры. Пришло время ― погибай. Родился? ― Умри. Ну, не зря же в Марбурге философия изучалась. Судя по всему, Пастернак был хорошим философом, раз его так высоко смогли оценить в Марбургском университете.

Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.

Эх, хитрец! Ну, при чем тут строка? Это слово всегда и вводило меня в заблуждение. Строка ― это слово из литературы. Строка стихотворения. Строка любовного письма. По смыслу бы «когда меня диктует чувство». И, вот, раб на сцене. Играй, но по-настоящему, не в строчки, а в жизнь.
Не люблю слово «почва» в таком контексте. Но это меня наше время испортило. Но в любом случае «почва» это снижение, это неточно. Куда могуче слово ― «судьба». Да, кончается искусство, дышит судьба, ну, заодно и почва. Но звучит (Как не признать?) красиво.

Я думаю, что Пастернак написал стихотворение, в сущности, о судьбе человека на земле (почве), который обречен рождаться, жить и умирать, но исполнил его так, чтобы можно было подумать, что речь идет о поэтическом творчестве, но почему-то, ну, очень близко принятом к сердцу.

Собственно, ничего особо глубокого я в этой тривиальной мысли не вижу. Ну, да. Так и есть. Кто про это не говорил?
Но написано здорово. Потрясающе.


Примечание: (1) Вуди Алену принадлежит фраза: «Никто не умирает, насвистывая».

Книга: Неизвестная русская философия. Андрей Швец

Андрей Швец проделал большой труд. Он прошерстил интернет в поисках оригинальных философов. Ему попалось много и не очень оригинальных, да, и просто скучных. Но оригинальных он все-таки нашел. Свою книгу Швец построил достаточно своеобразно, да, и работу себе упростил: он высказал коротко свое мнение о том или ином мыслителе, а дальше привел или полностью его произведение (если оно не очень объемное), или дал цитаты, способные заинтересовать читателя.
Уважаемые читатели моего блога, я сообщаю Вам это не только потому, что я люблю философию самобытных людей, но и потому, что на странице 9 (http://podelise.ru/docs/63221/index-4547.html?page=9) интернет-публикации этой книги есть статья и обо мне, Александре Сергеевиче Кончееве.
Не могу отказать себе в удовольствии процитировать слова Андрея Швеца, сказанные им в предисловии. Я, вообще-то, считаю себя очень мало тщеславным, но прочесть такое о себе мне было приятно.

"Очень интересный автор с не похожим ни на кого мировоззрением. Ниже я приведу несколько отрывков из его произведения "Великое делание". Однако несмотря на их объемистость они не дают целостного впечатления об этой работе, которая построена в форме диалогов. Рекомендую прочитать ее полностью". Андрей Швец, "Неизвестная русская философия.

Ну, и спасибо на добром слове.

На сайте предложено поставить баннер на своем блоге, что я с удовольствием и делаю.

Швец Андрей неизвестная русская философия

Работа представляет современных российских и русскоязычных философов, неизвестных широкой публике. Некоторые из них уже создали свои философские системы, а некоторые только в начале пути. Но всех их объединяет неординарность и свежесть идей.
читать полностью
скачать

ЗАБАВНАЯ КАРТИНКА В МАГАЗИНЕ, КОТОРУЮ Я СЛУЧАЙНО НАБЛЮДАЛ

ЗАБАВНАЯ КАРТИНКА В МАГАЗИНЕ, КОТОРУЮ Я СЛУЧАЙНО НАБЛЮДАЛ

При входе в большой универсальный магазин стоял крупный хорошо одетый мужчина, лет пятидесяти. У него в руках был кожаный бумажник. Он достал из него толстую пачку тысячных купюр и, наверное, собирался их пересчитать. Мне показалось, что он слегка выпивши. Был тот час дня, когда посетителей в магазин заходит мало. Никто не входил и не выходил.

Мужчина не заметил, что изрядная часть купюр у него выскользнула и рассыпалась веером вокруг него.
При входе в магазин расположено несколько ларьков: с канцтоварами, какими-то безделушками. Возле одного из них стоял мужчина, болтающий с продавщицей. Он увидел россыпь купюр и сказал о них их владельцу. Я стоял довольно далеко и не слышал, что он сказал. Владелец купюр увидел свои денежки, ужаснулся и кинулся их поднимать. При этом он поскользнулся и упал на колени. Собственно, поднимать деньги, стоя на коленях, удобнее, чем стоя. Поэтому мужчина не стал подниматься, а, торопясь, так и собирал деньги. Другой ему помогал. В конце концов, картина получилась такая: все деньги огромной неопрятной пачкой оказались в руках владельца; он не очень ловко пытался эту пачку засунуть в бумажник. Он продолжал стоять на коленях, ноги сзади были скрещены. Я подумал, что он очень похож своей позой на нищего-побирушку, который, бывает, стоя на коленях, просит ему подать Христом-богом. Только такие нищие не бывают хорошо одеты и денег таких им не подают. В этот момент в магазин через раздвижную дверь зашла молодая пара. Вид мужчины их, конечно, удивил, но они, не останавливаясь, как бы по инерции прошли дальше. Кажется, девушка стала выражать парню свое удивление. Когда пара поравнялась со мной, я сказал, обращаясь к ним: «Вот, как теперь нищим подают». Они резко остановились и обернулись. Мужик продолжал засовывать деньги в бумажник, стоя на коленях. Рты у молодых открылись от изумления. Мне стало жалко их, хотя и было очень смешно, пришлось объяснить, что я пошутил. «Дядя рассыпал деньги, а потом собрал», ― сказал я. И, увы, чудо исчезло.

ТВОРЧЕСТВО В.О. ПЕЛЕВИНА

Я участник группы ru_pelevin. Естественно, я Пелевина и как философа, и как писателя люблю. И даже разделяю несколько в нем эти две ипостаси.
Участник этой же группы под ником coolspoon написала заметку, к которой я написал комментарий.
Потом я подумал, что свой блог тоже забрасывать не следует и решил его пополнить.

Ниже заметка coolspoon, а еще ниже мой комментарий.

coolspoon
Ассоциации


Читая комментарии о творчестве (а может и о личности) писателя Пелевина, я не перестаю удивляться как люди называют его творчество посредственностью, никакими, называют самого писателя чуть ли не торчком самым последним... типа "не выкурив косячок. не понять вам его книжечек"...
(Думаю, что этими мнениями они ставят самих себя в наиглупейшее положение, когда вместо того, чтобы попытаться понять, они плюются, вместо того, чтобы узнать, они бегут вон махая руками)
Кроме того, что они не различают, не замечают отношения автора с его героями, они избирательно приписывают свойства и привычки отдельных героев (самых ярких, с точки зрения гламура и дискурса, господствующего ныне на бескрайних просторах социального бессознательного) автору. А потом с жадностью перетирают сальные подробности и глумятся... над собой по сути. Ну, да ладно. Дело хозяйское.

Читая моего любимого "Идиота" моего любимого Федора Михайловича, не могу не замечать как часто у меня возникают ассоциативные связи с героями рассказов и романов Пелевина, с мыслями ими высказанными (как я их восприняла), с формами, в которых облекаются идеи.

Я заметила, что писатели наделяют правом высказываться откровеннее героям "не из мира сего", будь то князь Мышкин (болезнь, "идиотизм") или старец Зосима (инок), или Нехлюдов ("Воскресенье" Толстого), когда он в тюрьму решился ехать, или Пустота и его знакомцы из психушки... И я думаю вот почему:
Наш мир (социум с его нормами, моралью и правами) настолько исказил истинные ценности человеческие, что их можно увидеть только вне этого мира. Особенно подробно "ковыряется" Федор Михайлович, доводя исследования до абсурда, где Мышкина считают за идиота не то из страха, не то из невозможности понять суть, не обращая внимания на форму (хотя и форма хороша, по мне).
Пелевин, правда, очень даже жизненно оформляет романы, но эта жизненность настолько настояща, что многие считают ее преувеличенной. Живут в снаффах и радуются, что получается оправдать чьи-то надежды и ожидания, а своей сущности поискать и времени нет... и кто живет - неясно. И главное, настолько все подменяется, что навязанное считается собственным "я", а за это "я" и жизнь отдать не грех.

Как Достоевского некоторые запоминают со школы как защитника убийц, так и Пелевина многие видят как Великого Торчка. И столько упускают, и не жаль что ли упущенного?...

Кончеев А.С.

Меня тоже удивляло такое отношение к Пелевину. Более того, некоторые со смехом и гордостью заявляли, что не смогли прочесть у него и 5 (варианты: 20, 50) страниц.

Лев Толстой передает свой разговор с Тургеневым (он считал его очень талантливым и умным человеком), Тургенев сказал, что есть люди, любящие говорить обратные общие места (видимо, для оригинальности). Все знают, что лед холодный, а такой человек будет говорить, что горячий. И не в переносном смысле, а в прямом. Горячий, и всё.
Этот мотив у таких ценителей Пелевина, ИМХО, присутствует. Но есть еще один, более сильный. Я часто сталкивался со странными оценками явно значимых вещей и не мог понять причины. Ее вроде бы не было. И суждения высказывали люди умные. Но как-то враз понял. Зависть. Дело в том, что я сам независтливый. Если завидую, то белой завистью. Вот бы хорошо бы и мне или я, но, в целом, есть ― есть, нет ― нет. Особенность характера такая. А тут как-то по незначительным признакам я вдруг постиг. Да, это же зависть. Причем совокупная, по ряду параметров, потому и непримиримая часто. Вот, случай с Пелевиным. Я думаю, что больше завидуют не таланту, потому что завистники о себе обычно очень высокого мнения, а успеху. «Вот, ведь, бездарь, а какие тиражи ему привалили! Он их заслужил? Нет, конечно. Пишет ахинею, конъюнктурщик, попал в обойму, теперь каленой метлой не выгонишь, а истинные таланты пробиться не могут». Я много лет вел обширные дискуссии в Журнале СИ (при медленном интернете там это легко было делать). Вот, там я часто с такими суждениями сталкивался.

Ну, и конечно, нельзя исключать тех, кому Пелевин действительно не по нутру. Нет такого гения, на которого бы не нашлось хулителей и ниспровергателей. Про кого я только не слышал соответствующее категоричное мнение. И Толстой, и Пушкин, и Чехов ― все бездари. То же общее место наоборот.
Но тут, возможно, действительное несогласие. Вот, вспомнил. Свежий пример. Я в прошлом году прочел всего (почти) Мишеля Уэльбека. Очень знаменитый французский писатель. Не знаю, как по славе, но по тиражам нашему ВОП далеко. Да, по мировой славе тоже, увы. Уэльбек в интервью назвал Набокова посредственным, манерным писателем. А в романе герои высказались еще круче, чем и был вызван вопрос при его посещении России. Уэльбек сильный писатель, не могу отрицать, но Набоков (ИМХО) сильнее. Просто по искусству, мастерству, личности. Уверен, Уэльбек искренен. Но очень подозреваю, что и зависть присутствует.

Наш мир (социум с его нормами, моралью и правами) настолько исказил истинные ценности человеческие, что их можно увидеть только вне этого мира.

Я не то что хочу Вам возразить. Так можно думать, и многие так и думают, но ВОП, да, и Достоевский, мне кажется, копают несколько глубже. Ведь у нас никогда не было другого мира, социума, именно такого социума с именно такими атрибутами. Поэтому вряд ли именно он «истинные ценности человеческие» исказил. Я вижу у Пелевина очень суровый приговор миру. Но оптимизма не вижу. То есть, он очень хорошо знает, что такое истинные человеческие ценности. Он хочет их, мечтает о них, ненавидит все то, что противостоит им, но, это опять мое мнение, не считает, что их реализация возможна в этом мире, хоть расшибись в лепешку. Они в нем самом находятся (а потому действительно вне этого мира), а вот возможны ли они в мире? Не думаю, что Пелевин это допускает. В ЧиП Петр выходит с Чапаевым к броневику и видит детей. Там есть прекрасная фраза о том, что дети еще не в этом мире, хотя он уже начал свое разлагающее действие. В «Хрустальном мире» эфедрин искажает поразительным образом восприятие героя. И он, и мир становятся такими, какими должны быть. Но, увы, действие лекарства кончается, и начинается ужас. В «Дне бульдозериста» показан мрачненький мир, очень узнаваемый. Как любовно провожают рабочие американского шпиона к себе на родину. Для них его родина ― вне этого мира, светлый идеал. Там можно машину, пусть дешевую, за одну зарплату купить. А шпиону стыдно, что он живет в таком прекрасном месте, он как бы извиняется, говоря, что у них тоже не все в порядке, негры СПИД разносят. И примеров можно много привести. Да, что там и говорить. Может, ВОП и не стопроцентный буддист, но отрицать нелепо, много в нем от Будды. А первая благородная истина Будды именно в том, что мир наш неисправим. Да, и есть ли он, наш мир? Есть ты, и это твой мир. Измени себя вместе с миром и будет тебе счастье. И А Хули к этому же приходит в конце, а потому мир наш, не пытаясь его усовершенствовать, покидает.

ВОП ― великий человек. Очень многие светила забудутся, а Пелевину это не грозит (хороший пример и аналогия: Сервантес), потому что те современные реалии, которые он использует в своем творчестве, если и забудутся в частностях, то будут любому ясны по контексту, а философия (исследования, мудрствования) останутся. А так красиво, умно и доходчиво редко кто философствует.

Вот, пожалуй, и все, что я хотел Вам сказать по поводу Вашей заметки.

Об удовольствии узнать больше о значительном человеке.

Пользователь ЖЖ manytwo написал комментарий к моей заметке о необщительности и недоступности Виктора Пелевина ни частным людям, ни СМИ.

«С другой стороны, зачем нам и вообще, интересующимся его творчеством, общение с его физическим воплощением.
Его сознание, его идеи, его ментальное воплощение - в его книгах, текстах. Мы можем с этим общаться неограниченно».


МОЙ ОТВЕТ:

В том-то и дело, что, узнав творчество человека, хочется лучше понять его, стоящего за этим творчеством. Узнать, каков он, искренен или только играет с читателем, что он думает о тех вещах, о которых не сказал в своих произведениях. И тому подобное.
В свое время я очень хотел понять, что за человек Владимир Сорокин. Я был потрясен его книгами, некоторые из которых я узнал еще в самиздате. И мои ожидания меня не обманули. Я прочел и посмотрел интервью с ним. (Увидел, как его замечательно разыграли в программе "Розыгрыши") Понял, как он дошел до жизни такой. Узнал, что он не считает себя писателем и не собирался предавать гласности тексты, которые писал для того, чтобы излечить себя от определенных псхологических проблем. Я увидел человека разительного непохожего на свои тексты. Но, в то же время, очень приятного, интеллигентного и сильного. А написать то, что написал Сорокин, слабый человек не может. Примерно такая же история произошла у меня с Юрием Мамлеевым. Правда, я увидел его уже довольно пожилым, но, тем не менее, мне даже было просто приятно увидеть, собственно, потрясающую живую легенду.
В принципе я был бы очень не против, чтобы какой-нибудь умный, тонкий режиссер снял документальный фильм о Пелевине, или сделал большое интервью с ним. Пораспрашивал его по-дружески о том, о сем. Я видел такие фильмы сделанные с очень незаурядными людьми. Я, помнится, был в восторге. Это было нечто такое, что я не мог получить только от творчества великого человека. Все-таки то, что творец делает, имеет определенные условия для своего появления. Есть вещи, которые человек не то, что скрывает, а просто ему не приходит в голову их показать, да, может, он и не способен это сделать. И, вот, при помощи другого творца можно увидеть то, что при иных обстоятельствах никогда не было бы открыто.
В свое время я очень увлекался чтением воспоминаний о великих людях. Это было увлекательнейшее чтение. Те, кого я представлял только по стихам или рассказам, вдруг оказывались реальными людьми. Ну, как бы я узнал, что Лермонтов, например, был ужасный матершинник. Это забавно, конечно, но я увидел его как бы более похожим на обычного человека.
В общем, я был бы не против, если бы В.О. расконспирировался, но его желание этого не делать, я понимаю и уважаю.
Одна женщина после моего поста посоветовала мне прочесть книгу дочери Селинджера. Великолепная книга. Я стал на Селинджера сердиться гораздо меньше. Стал лучше понимать, насколько это был странный, незаурядный человек, но и со своими иногда тяжелыми чудачествами. А ведь я некогда прочел все, что он написал.

Manytwo ответил, что согласен на 100%.

Просмотр ТВ в течение нескольких минут.

Телевизор неделю не смотрел. Включил. Попал на новости. Слава Богу, сюжет про отмороженных скинхедов, которые наказывали нерусских за то, что они нерусские, я почти не застал. Зато насладился двумя на темы религии и РПЦ. Какой-то питерский священник в служебном усердии внес предложение наказывать за богохульство в уголовном порядке. Ну, это по следам этих певиц оригинального молебна. Надо сказать, что его слегка свои покритиковали, а не свои (типа депутат какой-то) отнеслись в целом одобрительно. Короче, умеренный кретинизм. В светском государстве в конституции наличие или отсутствие бога не учитывается. Какая может быть статья за «богохульство»? Кого хулили-то? Один священник верно сказал, что Бог, вообще-то, при желании, и сам за себя постоять может.
Очевидно, что такая статья в УК не может быть, и не нужна. Есть отличная статья за хулиганство, каковое и имело место. Пожалуй, еще имел место моральный ущерб верующим. Но хулиганство, собственно, без морального ущерба тому, на кого оно направлено, быть не может. Так что, одного возмездия за хулиганство достаточно.

Далее меня подивил дьякон Кураев. О нем часто отзываются как об очень умном и грамотном человеке. Может, так и есть, потому что для того чтобы с умным видом сказать какую-нибудь глупость, да, еще и убедительным тоном ее обосновать, нужно и действительно быть очень умным. Я деталей не помню, но сколько его не слушал, всегда впечатление было именно такое.
В этот раз он призвал временно отлучить Филиппа Киркорова от церкви. Там еще все время, диктор мешался со своими комментариями, я не запомнил конкретно, кто что сказал. Но смысл был такой, что церковь очень не одобряет крестины дочери Киркорова, потому что церковь не одобряет способ, которым девочка была произведена на свет. Ну и ну. Нет, про способ я понимаю. Обскурантизм, то, се. Но дитя-то чем виновато? Оно же уже родилось, бестолочи! Ему же что, спасение во Христе и Царство Божие не требуется? Оно-то чем виновато, что его таким способом произвели? А по учению церкви, как мне припоминается, не крещеный ребенок подлежит геенне огненной, поскольку отец церкви Св. Августин ясно доказал, что новорожденный ребенок не менее греховен, чем любой человек. Только взрослый спасется с большой вероятностью, поскольку его покрестили, а ребенок, если умрет до крещения, загремит под фанфары. Ну, я, Слава Всевышнему, во все эти глупости не верю, но слушать все эти рассуждения о великом грехе Киркорова и последующем наказании священника, крестившего ребенка, было дико. Отлучали бы, уж, навсегда от церкви, чего мелочиться?

Я так думаю. Принесли тебе ребенка? Крести и не рассуждай много, как он там появился. Это не твоего ума дело, поп, а Божьего. Соврал бы Филипп, и дела бы не было. Чем новости заполнять?
Я, как человек нерелигиозный, разумный и гуманный не осуждаю аборты. Отношусь к ним как к неизбежному пока злу. Но церковь, осуждающую их по своим соображениям, еще могу понять, но чтобы лишать вечного спасения ребенка только за то, что он был произведен суррогатной матерью, по-моему, глупость из глупостей. Собственно, в чем грех-то? Крестят же детей, рожденных вне брака, от изнасилования, от проституток, подкидышей? А чем суррогатная мать им не угодила? По-моему, это максимально возможная по цивилизованности степень проституции. Богатый человек купил тело женщины с условием получить от нее в полное распоряжение понесенный ею плод. О, ужас! Она свое дитя больше не увидит! А не ее ли это дело? Тут по тому же ТВ смотришь и слышишь, как эти мамаши со своими детишками постоянно разделываются. Это ничего. (Хотя настоящий священник должен ходить по деревням и молиться по очереди у каждого дома, чтобы люди покаялись и уверовали, а не пузо отращивать. ИМХО.) Да, я бы всех этих детей у всех этих садисток и алкашек забрал (а их на зону или в психушку на вечную койку) и отдал Киркорову. А они его от церкви отлучать. Такие дела.

НЕОБЩИТЕЛЬНОСТЬ ПЕЛЕВИНА

Я состою в группе ru_pelevin. Я, вообще, люблю этого писателя. Недавно прочел его биографию. Довольно интересная и талантливая книга. Авторы с Пелевиным встретиться не смогли. Пелевин недоступен никому. Эта его особенность - не желание ни с кем встречаться и давать интервью, даже, казалось бы, себе во вред - в книге подробно обсуждается.

Я написал в сообщество небольшую заметку на эту тему и узнал с некоторым удивлением, что сообщения модерируются. Ну, может, и правильно. Мало ли кто, какую ерунду ни напишет?

Ну, а пока там модерируется, я свою заметку здесь повторяю.

НЕОБЩИТЕЛЬНОСТЬ ПЕЛЕВИНА

Литературное сообщество, поклонники Пелевина, его враги, критики и прочие не устают обсуждать вопрос о, якобы, странной, даже уникальной, необщительности В.О. Пелевина.

Предлагаю свою версию. Подчеркиваю, она ни на каких фактах не основана, а является чисто моим предположением.

Пелевин уникальный мистик, философ, при этом еще и одаренный уникальным и разносторонним художественным талантом. По его произведениям видно, что он крайне чувствителен, впечатлителен, видимо, и раним. Ну, так мне кажется.

По совокупности всех тех взглядов, которые Пелевин высказал в своих работах, можно заключить, что общение с людьми, вследствие его крайней склонности к мизантропии, никакого удовольствия ему не доставляет.

Кроме всего вышесказанного, надо особо подчеркнуть, что Пелевин еще и очень умный человек.

Вывод: для такого человека, как Пелевин, оптимальная стратегия жизни должна заключаться в том, чтобы сократить общение со всеми людьми, а в особенности с теми, кто связан со СМИ и книгоиздательством, до минимума. Что Пелевин и сделал. Так получилось, что у него хватило мудрости с самого начала избрать абсолютно верную стратегию. Как только слава стала прорезаться, Пелевин, фактически и практически, исчез. Сколько есть знаменитостей, которые завидуют ему черной завистью, расплачиваясь за свое дурное тщеславие, не принесшее им ничего, кроме неприятностей.

Что можно сказать? Молодец. Поступил очень мудро. И писать может всё, что захочет. Ищи его свищи.

Кстати, любимый Пелевиным Набоков добился в своей жизни почти того же уровня независимости от публики. А, вот, история с Селинджером мне очень не понравилась, когда я ее узнал. Он ушел от мира основательно, перестал писать, стал семейным деспотом. Фактически изуродовал жизнь своей жены и сына. Я читал интервью с сыном и еще кое-что.