koncheev (koncheev) wrote,
koncheev
koncheev

Category:

Эссе об одном стихотворении

В романе Дмитрия Быкова «Остромов, или Ученик чародея. Пособие по левитации» есть стихи, приписанные им покойной матери главного героя Даниила Галицкого. Хорошие стихи. Я даже подумал, что это стихи Быкова. Он ведь талантливый поэт. Но оказалось, что стихи принадлежат Герцык Аделаиде Казимировне и написаны в 1922 году в г. Симферополе. То есть, именно тогда, когда их могла написать мать героя. Правда, она жила в Судаке. Быков сократил и слегка изменил стихи из своих художественных соображений. Я сравнил. Смысл изменился довольно значительно. Меня больше впечатляет именно быковский вариант. Нет, стихи в любом случае хороши, но в оригинале есть нечто личное. Какая-то, видимо, дорогая могила. Венок. У Быкова же речь идет строго о бремени вещей, которые, хоть и есть нужная и важная часть жизни, но без которых в пустыне конца жизни легче идти. Не зря поэтому у Быкова «осыпались годы», а у Герцык «осыпятся годы». Лирической героине Герцик еще предстоит как-то жить, у матери Даниила уже все позади, и она идет по пустыне, уже не связанная с жизнью ничем.
Я понимаю, что это мое личное предпочтение. Каждый ведь всё примеривает на себя. Осыпались годы, разлюбились бывшие дорогими вещи. Я это хорошо понимаю.

Стихи из романа Д.Л. Быкова:

Когда-то любила я книги,
в блаженные годы и миги.
Они были ближе людей,
в сафьяновой мягкой коже.
Картины любила я тоже
и много других вещей.
Живее живых созданий —
и вазы, и мягкие ткани,
и все в этой жизни вокруг
в плену меня сладком держало.
Теперь предметов не стало,
распался волшебный круг.
Как листья, осыпались годы.
Жестокое бремя свободы
душа подняла и несет.
Простите, ненужные ныне!
Без вас в этой строгой пустыне
мне легче идти вперед.

Оригинал из книги: «Из круга женского: Стихотворения, эссе»

Герцык Аделаида Казимировна

Когда-то любила я книги
(Блаженные годы и миги!),
Они были ближе людей
В сафьяновой, мягкой коже.
Любила картины я тоже
И много других вещей.
Живее живых созданий
И вазы, и мягкие ткани,
Все в жизни вокруг
В плену меня сладком держало.
Теперь предметов не стало,
Распался волшебный круг.
Иду и рассеянным взором
Снимаю последний покров.
Иду, как пустым коридором,
И слушаю гул шагов.
Чуть помню, что было мило.
Не ждет торопящий рок.
Успею ль на эту могилу
Последний сложить венок?
Как листья, осыпятся годы.
Жестокое бремя свободы
Подъяла душа и несет.
Простите, ненужные ныне!
Без вас в этой строгой пустыне
Мне легче идти вперед.

1922 Симферополь
Tags: Д. Быков Остромов Даниил Галицкий Герцык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments